История компании Tesla Motors. Создание Roadster

Ян Райт присоединился к Tesla в 2003 году в качестве спеца по автомобилям и ушёл примерно через год. Если верить его словам, первым уроком незнанию Tesla стало сотрудничество с Lotus. Задачей Райта было налаживание контакта с британским партнёром, и после первого визита на завод Lotus его поразили две вещи. Первое: то, как Vauxhall 220 и Lotus перемешивались на линии сборки. Второе: сложность задачи, на которую решились в Tesla.

Инженер Lotus рассказал, что легче переделать двигатель, чем дверь, и это шокировало Райта. Внешне простые вещи на деле грозили бесконечными запутанностями. В дверь нужно уместить замки, переключатели, окна, одновременно оберегая пассажира от влаги, дождя и ветра. И дверь должна закрываться с этим приятным хлопком. Но самое главное — это технологические допуски, колебания характеристик деталей — размеров или, к примеру, сопротивления. Инженеру нужно быть уверенным, что всё будет работать в пределах этих колебаний. Допустимо длинная деталь в паре с допустимо короткой не приведёт к заеданию.

Именно здесь Райт понял, что то, что раньше в Tesla Motors посчитали простым, на деле оказалось куда сложнее. «Мы не знали ничего о постройке машин», — заявил он. Что ещё хуже, так это то, что Tesla пыталась создать новый тип автомобилей. Раме Elise требовалась куча модификаций, электрическая ходовая часть и блок аккумуляторных батарей.

Райт также налаживал отношения с AC Propulsion. Изначально планировалось приобрести компанию. Но руководство AC Propulsion выразило нежелание идти на эту сделку, поэтому было достигнуто соглашение о лицензировании. Tesla выстроила отношения с двумя основными партнёрами и приступила к работе над своей будущей машиной.

На момент встречи с Эберхардом и Райтом в Англии в 2004 году Малькольм Пауэлл уже 15 лет работал в качестве менеджера проектов в Lotus. В разговоре обсуждалась постройка автомобиля, и Пауэлл чувствовал явный скептицизм: Lotus уже сталкивался с людьми, которые пытались реализовать свои чудаковатые идеи на основе технологий компании. И затея Tesla почти ничем не отличалась, ведь на тот момент никто не производил привлекательные электрокары. В то время Tesla была никому неизвестным стартапом, а Lotus — крупным именем в индустрии автогонок. Пауэлл вспоминает, что в Lotus даже побаивались подпортить репутацию своего лучшего продукта этой связью. И вообще, какие автомагнаты могут получиться из двух людей, сделавших состояние на электронных книжках? Впрочем, Эберхард и Тарпеннинг хорошо понимали, что опыта у них нет, и это был небольшой плюс. В дальнейшем Пауэлл выступал в роли контакта между двумя компаниями. Через полгода он получил позицию вице-президента отдела сборки автомобилей в Tesla.

Кстати, Roadster был настолько же нов, насколько новым можно назвать автомобиль от любого другого автогиганта размера General Motors или Ford — при разработке новой модели они тоже ограничены набором деталей от уже существующих машин. Tesla предстояло определить, как будет выглядеть их будущий продукт, как его будет чувствовать водитель. К следующему лету Эберхард выработал понимание того, чего он хотел от Roadster. Были сформированы первые эскизы будущего электрокара, и, как вспоминает Мартин, они были ужасны. Дизайн был наполнен глуповатыми элементами, которые громко говорили: я электрический автомобиль.

Осенью 2004 года Билл Моггридж принимал старого друга Эберхарда в своём доме в пригороде Сан-Матео, штат Калифорния. Уроженец Лондона Моггридж был известен своими работами в промышленном дизайне. Именно он определил, как должен выглядеть первый современный ноутбук. За два дня Моггридж и Эберхард обсудили то, чем должен быть будущий автомобиль, и нишу, которую он должен занять. Моггридж был заинтригован, поскольку до этого основанная им IDEO создавала образцы любых потребительских продуктов, которые только видел свет, но не автомобиль.

После нескольких бокалов вина Моггридж предложил Эберхарду воплотить его идею. Он нарисовал ось на листе бумаги, на одном конце которой была футуристичность, на другой — ретро. «Где бы ты хотел расположить свой продукт на этой оси?», — спросил он. Эберхард ткнул ближе к ретро. Будущему электрокару нужно быть спортивным настолько, чтобы это было очевидно при первом взгляде на него. А футуристичность могла бы сделать Roadster чем-то вроде Prius или Leaf.

«Вот другая ось, от мужественности до женственности. Где бы ты хотел поставить автомобиль здесь?» Эберхард ответил, что посередине, поскольку Roadster должен привлекать мужчин, но это не Mustang.

На листе появилась другая ось, теперь она описывала пределы изогнутости и угловатости. Электромобиль мог стать чем-то вроде классических Ferrari, полным изгибов, или как современные Lamborghini, очень угловатым. Здесь Эберхард выбрал что-то среднее, но ближе к изгибам. Конечно, Roadster тяготел к будущему, но его формы должны были быть неподвластны времени.

После этого обсуждения Моггридж сделал некоторые наброски, и Эберхард был поражён. Магическим образом дизайнер перевёл его язык инженера в то, что могли понять обычные люди. На основе этих планов были созданы отдельные варианты внешнего вида, и Мартин знал способ выбрать нужный. На Рождество Эберхард пригласил 15 членов компании, консультантов и их семьи в свой дом в округе Сан-Матео. За исключением Илона Маска там присутствовали все, кто что-то значил для Tesla Motors. Стены спальни для гостей были обнажены, затем на них повесили наброски и рендеры четырёх вариантов-финалистов.

Каждый гость получил три образца клейкой красной бумаги для заметок и три таких же кусочка зелёной. Красная означала, что вариант был плох, зелёная — одобрение. Голосующие могли располагать бумажки так, как им было угодно. За весь вечер гости несколько раз заходили в комнату, рассматривали изображения и голосовали. В конце один из вариантов был обклеен зелёными стикерами: это был вариант Барни Хатта, дизайнера Lotus. Так Roadster нашёл свою форму.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *